архив новостей

Реклама

Чемпионат Росиии "Лесоруб XXI века"
Вам нужна реклама?
Главная Актуально Живая речь Устьи

Живая речь Устьи

   Работу по изучению устьянского говора (говоров) предпринял в свое время М.И. Романов, который создал свой «Словарь Устьянских народных говоров» (1924-1934 гг.), пока еще не изданный. Не зная этого, группа исследователей народного языка, уроженцев Устьянского района, создавала свой Словарь. Так, местный краевед В.П. Мамонов начал собирать материалы для Словаря еще с конца 1970-х гг. Примерно в это же время Н.П. Филимонова создала свою курсовую работу по диалектологии, посвященную исследованию местного языка. В 2008 году появилась группа «Устьянский словарь» в социальной сети «ВКонтакте». На настоящее время группа объединяет более 600 человек, возглавляют её А.А. Истомин, В.П. Силин, А.В. Уваров, А.Ф. Шанин.  

  Различные направления исследования так и шли бы, возможно, параллельно, не зная о работе друг друга, если бы не Устьянский краеведческий музей, во главе с Н.В. Ипатовой. Благодаря деятельности Музея оказалась возможной организация совместной работы авторского коллектива по составлению Словаря. Благодаря тесному взаимодействию участников друг с другом, работа стала более быстрой и правильной, поскольку были объединены все усилия. С учетом объединения словарей В.П. Мамонова и участников группы «ВКонтакте», а также с учетом добавлений, произведенных Н.П. Филимоновой, общий Словарь содержит около 4000 слов.

  Организация работы по изданию словаря проводилась коллективом Музея и редактором Е.К. Котовой. Словарь издается на средства Попечительского совета музея, возглавляемым И.А. Абрамовым. От лица составителей «Устьянского народного словаря» выражаем всем участникам нашей совместной работы искреннюю признательность за патриотизм, понимание важности сохранения культуры, исторического наследия наших предков и финансовую помощь.

  Словарь представляет собой не только собрание местных слов, в нем также содержатся пословицы, поговорки, различные истории, связанные с употреблением местных слов, устойчивые обороты и выражения, и многое другое. При составлении Словаря использовались имеющиеся словари диалекта, но только в качестве справочной литературы: копирования их не производилось, наоборот, ставилась задача дать собственные уникальные определения словам, которые известны жителям Устьянского района. Полностью уникальными являются примеры. Более того, не использовался в качестве оригинального текста и «Словарь Устьянских народных говоров» М.И. Романова, содержащий около 11000 слов и известный редакторам в рукописи (к нему мы обращались в случаях сомнения, но копирования его также не производилось).

  Мы, современные составители «Устьянского народного словаря», рассматриваем его как дополнение к романовскому. Во-первых, наш словарь выражает современное состояние языка местных жителей; во-вторых, он представляет собой результат совместной работы многих людей, в силу чего богат значениями, примерами, толкованиями и т. д. (чего недостает в романовском словаре – хотя и обширном, но выполненном в очень лаконичном стиле); в-третьих, наш словарь развивается и открыт для изменений. Создание общего «Устьянского словаря» требует взаимодействия, объединения усилий всех небезразличных к сохранению народного языка людей: как любителей, так и профессионалов.

  Основная идея, которая движет нами, составителями словаря – спасение диалекта. Люди старшего поколения еще помнят значения слов, звучание самого родного языка, и некоторые еще говорят на нем. Они и являются подлинными и единственными носителями языка. Для современных молодых людей диалект предстает как новый, чуть ли не иностранный язык, который надо специально изучать.

  Невозможно заинтересовать языком и сделать его понятным без обращения к настоящему языку и носителям диалекта, и невозможно точно зафиксировать язык, не пытаясь самим разговаривать на нем. Смысл ведь не столько в изучении диалекта, сколько в его возрождении и существовании. Можно все очень точно зафиксировать, но нет таких слов, которые бы передали все краски устьянской речи тем людям, которым не дано было услышать ее вживую и оценить.

  Поэтому мы, составители Словаря, особое внимание обращаем внимание на примеры местной речи. Помимо многочисленных примеров, приведенных в основной части Словаря и служащих иллюстрацией употребления местных слов, в Словаре существует особый раздел под названием: «Живая речь Устьи». В нем содержатся истории, связанные с употреблением местных слов, воспоминания из детства, случаи общения с бабушками и дедушками, смешные ситуации и отдельные фрагменты живой речи, записанные уроженцами и жителями Устьянского района. Сокращенный варинат раздела под названием «Живая речь Устьи», в качестве рекламы Словаря, мы предлагаем сейчас вашему вниманию (в скобках указаны авторы приведенных историй).

  Как говорят, большое видится на расстоянии, а особенности местного диалекта наиболее заметны людям со стороны.

  «С самого детства к бабушке в деревню Зыково ездила, и общалась с её «подружками» – потом долго отвыкала от этих слов и говора, и многие меня не понимали! А тут как-то друзьям рассказывала, как мы в лес ходили, что взяли «по́́́лный песте́́́рь па́́́́́ужны», – долго пришлось объяснять, что это рюкзак из бересты с едой!». (Марина Черныщук (Пеньевская)).

  «Во время службы в Армии, при обсуждении одной из проблем, я громко воскликнул: «Да що́ то́лку-то?» На что вызвал неожиданную реакцию – улыбки и заинтересованность окружающих офицеров. «Вот это фраза, повтори-ко ещё раз, что она означает?» Фраза настолько понравилась, что они в последующем с удовольствием произносили ее». (Владимир Мамонов, д. Зыково).

  Некоторые диалекты употреблялись на ограниченной территории района. Например, слово «молё́на» («молё́нный» - ласковое обращение к ребенку), использовались только в деревнях Семёновской волости.

  «Наши дети лето всегда проводили в деревне у бабушки. Проснувшись утром, наш сын спрашивал: «Бабушка, яишница готова?». «Готова, молё́на, готова»,- слышалось в ответ. Бабушки давно уже нет в живых, а магическая сила волшебного слова «молё́но» продолжает жить в душах, давно уже ставших взрослыми ее внуков». (И.А. Абрамов, д. Лущево).

  «А я была удивлена, когда в Октябрьском не поняли, что такое «садни́к», и не знают, кто такие «абора́бки». Зато мне было смешно над «зобе́нькой». А сестра не выполнила бабушкину просьбу, потому, что на заборе не было «ве́хтя», а она там только тряпку половую увидела». (Людмила Паршина).

  «Прочитала словарь и как будто дома побывала, с ба́́́ушками поговорила, порато полезный словарь. Старые люди уходят, а с ними и Устьянский своеобразный говор. До сих пор помню, как на первом курсе мы были «на картошке» в Дмитриево, и одна женщина сказала: «Моя́́́-то мулё́́́ная вся́́́-то уреве́́́лась», сейчас я узнала, что значит «мулё́́́ная», т. к в Шангалах так не говорят». (Валентина Кириллова).

  Понять особенности местной речи помогают воспоминания из детства.

  «Я от нашего устьянского разговора просто млею... Когда приезжаю и уже с «высоты» прожитых лет могу оценить и сравнить эту красоту... Жаль, что уже нет тех бабушек, что стояли по полдня раньше в магазине, дожидаясь молока, колбасы или хлеба, вот был кладезь для языковедов... А я, даже будучи ребёнком, очень любила слушать бабушек (моя бабушка и мама из деревни Широкой, которой уже нет, это напротив Едьмы, на той стороне Устьи, посередине «к Строесько́́́му»); так вот было традицией по субботам баню топить и бабушки мылись последними, не спеша за разговорами, а потом приходили и ложились опочи́́́нуться (отдохнуть), а я их слушала, затаившись...». (Светлана Зоммерфельд).

  Различие в употреблении слов – не только языковое различие, но и говорит об особом отношении к миру устьяков. «Назвала как-то дяде Лёне: «На халту́́́ру пошел?» – была страшная обида: он плохой работы не делал – мастер по плотницкому и печному делу». (Ирина Карташова).

  «Еще у меня была такая история с рыбником. Решила угостить одну свою хорошую знакомую рыбником. Ну, что означает слово «ры́́́бник», она угадала – пирог с рыбой. Но кушать она его решила – как обычный пирог: порезала на кусочки, и потом долго возмущалась, почему я рыбу вместе с костями положила. А мои объяснения, что рыбник едят иначе: аккуратно срезав «крышечку» и вилочкой эту рыбку кушают, вызвали у нее еще больше недовольства, типа: «что за ерунда?» После этого я поняла: рыбником можно угостить только того, кто понимает, что это такое». (Светлана Коротких).

  Бывают и смешные случаи, связанные с употреблением местных слов.

  «В данный момент бабушка и дедушка гостят у нас в Питере, и мы пытаемся их удивить различными продуктами, которых они никогда не пробовали. Попробовал дед зеленые оливки, я спрашиваю: «Ну, как – вкусно?» Как вы думаете, что он ответил? – «Сулема́́́!». (Ольга Андрюшина).

  Некоторые высказывания теперь и не понять без перевода. А когда-то люди вполне могли говорить так.

  «– Бу́ди ча́ю дава́й? (Может, чаю хотите?). – Да ро́ду не исху́лю... (Да, не откажусь...)». (Александр Уваров).

  «– Ро́вно Са́́́шка жони́ться ла́дит? (Говорят, Александр жениться собирается?). – Да, ба́́́ют, ла́дит словё́т-то. (Да, говорят, собирается жениться на словах (обещает))». (Лина Кокорина (Мухина)).

  А вот этот фрагмент желающие сами могут перевести со словарем. 

  «Недавно по служебной надобности довелось вновь побывать в верхах, в Киземе, в районе «Завода»... Сижу в машине и слышу разговор двух бабулек: «Мой-то шулы́́́хан с райо́́́на да́́́веча прие́́́хал, поло́́́хало – поло́́́холом, всё на све́́́те забы́́́л, зава́́́ра, да́́́же ка́́́танци, то́́́йды прошё́́́л как куи́́́мко, а, па́́́ре, ши́́́пко я́́́ро брани́́́лся на меня́́́, красё́́́н, я ужо́́́ селя́́́нку сгото́́́вила дак нет – пора́́́то, бе́́́лую ста́́́вь; ну, мол, жода́́́й, так он так обода́́́лся – из избы́́́ в го́́́рницу с па́́́ўкой мота́́́ўся, а пото́́́м на пови́́́ть упо́́́лз в кли́́́ть, а у́́́тром на мосту́́́ нашла́́́. Ой, Октябри́́́на и не бай, пошто́́́ то́́́ко ковды́́́ абора́́́пками бы́́́ли реме́́́нницу не переши́́́бли...»». (Николай Сухоруков).

  Возникали и возникают до сих пор удивительные ситуации общения с бабушками.

  «Моя бабушка Агафья, жившая в д. Зыково, впервые в жизни посмотрела кино в клубе. В качестве экрана в то время использовалось белое полотно, закрывавшее сцену клуба. После кино ее спрашиваем: «О чем, бабушка, кино-то?» – «Ой, да одни цолови́цки по стене бегают, кру́то порато бегают!»». (Ангелина Мамонова).

  «Короткий диалог с бабушкой:

– Бабушка, давай я тебя сфотографирую!

– Ой, бу́́́дь ты про́клят, ну дава́́́й!!». (Антон Уваров).

 

  «Иногда употреблялись с виду очень грозные фразы, типа: «Сопи́́́, коль напо́́́давано, а то зара́́́з батаго́́́м застегну́́́». Например, в такой ситуации. За столом собиралось человек 10 ребятни, – кто во что горазд: кто нос от еды воротил, кто просто ложкой в миске «шарил», а кто уплетал за обе щёки; и тем, кто не ел, бабушка и грозила «батогом застегнуть», а вместо батога в углу стояла вица, которую она батогом и величала. Но бабушкины угрозы всерьёз никто не воспринимал, потому что «застегну» никогда дальше угроз не заходило. Видимо, это выражение использовалось в воспитательных целях для «устраху». («Это я для устраху им баю»)». (Татьяна Семерикова). 

  Ну и как же обойтись без рассказанных людьми различных историй?

  Все понимающая ель. 

«В начале д. Рязань росла величественная ель, посаженная моим прадедом. Место под елью было любимым местом для игры детворы. Сюда приходили посидеть молодежь и взрослые. Ель манила к себе. В трудные минуты я всегда приходила к ели и высказывала ей свои обиды и переживания. После этого легче становилось на душе. Мой брат поступил в школу ФЗО в Вельске. Он не выдержал разлуки и приехал домой. «Мне жаль вас и жаль ель. Я приехал посмотреть на вас, полюбова́ться и поба́еть с елью!» – признался он». (Зинаида Борская (Порошина)).

  Изготовление завё́́́ртки. «Отец рассказывал. Одного мужика («кулака») в годы коллективизации и всяческих репрессий арестовал по доносу участковый, приехавший из Черевкова (бывший районный центр). Когда ехали обратно, в дороге, в лесу зимой лопнула завё́́́ртка, и мужик, которого арестовали, срезал ветку (не помню какого дерева), сунул себе под рубаху, отогрел своим телом, измял её в руках и завернул оглоблю на место к дровням. После чего участковый сказал: «Какой же это кулак, это настоящий мужик, работяга», – и отпустил его домой». (Сергей Казаков).

  В Словаре собраны и пословицы, и поговорки, они обычно связаны с трудовой деятельностью и процессом воспитания. «Строга́́́й, сы́́́нок, руба́́́нком-то, оте́́́ц при́́́дёт – топоро́́́м попра́́́вит!» – шутливый наказ начинающему работать в меру своих возможностей с признанием несовершенства его труда. (Владимир Никифоров).

  «Одна́́́ му́́́чка, да не одне́́́ ру́́́чки» – пекут все из одной муки, но у всех по-разному получается: все дело – в мастерстве хозяйки. (Лина Кокорина (Мухина)).

  «Не паси́ работы к за́втраму, а паси́ хлеба к за́втраку» – не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня (но думай о том, что завтра с утра будешь есть). «Наказывали детям, когда им очень не хотелось работать, чтоб всю работу выполнить сегодня, на завтра не откладывать». (Марина Соколова).

  Народная мудрость до сих пор дает дельные советы.

  «Де́́́вку-то ра́́́не не с лица́́́, а с крыльца́́́ бра́́́ли», какой порядок умела навести. (Нина Филимонова).

  «В отличие от современной женщины, женщина XIX века рожала детей до тех пор, пока была способна на это. Многодетность, по тогдашним понятиям, считалась ниспосланной свыше. Однако женщина выполняла и массу работ, выпавших на женскую долю, в результате сложившегося принципа разделения работ на мужские и женские. Поэтому, когда парень женился, то выбор невесты происходил с учетом и физических данных невесты. В одной юморной песне тех времен, провозглашалась такая идеология выбора невесты: «Пусть хоть Марья шадрови́та, да работать – ух серди́та. Нам с лица́ не воду пить и с коря́вой можно жить. Лишь бы мясо на костя́х, да лишь бы силушка в руках. Ай да Марья, Марья клад, сва́тай Марью, Марью сват»». (Из выступления на IV Романовских чтениях. Г.Н. Ипатов).

  Корень народной мудрости обнаруживается и в христианстве.

  «Не дай Бог проси́́́ть, а дай Бог пода́ть» – давать лучше, чем просить. Бабушка говорила: «Пока здорова, так сама лучше кому помогу, а просить помощь не буду». (Александр Шанин); происходит от библейского: «...блаженнее давать, нежели принимать». (Деян. 20:35). (Виктор Ерёмкин).

  В поговорках и устойчивых выражениях часто критикуются недостатки людей. «В ла́поть не звоня́т» (по кому-то) – не обращают внимания на человека, с которым бесполезно иметь дело, на которого давно махнули рукой. «А уж о нём-то…» или «Да по нему́́́ уж – и в ла́́́поть не звоня́́́т!» – и не помнят уже, его уже никто всерьёз не воспринимает, не обращает внимания: об очень уж безнадёжном, безответственном человеке, к которому бесполезно обращаться, а значит и не нужно. Ещё про кого-то могут сказать, что он и сам «в ла́́́поть не звони́́́т». Это означает, что человек ни на что не обращает внимания, бесчувственный или безалаберный, самоуверенный. (Андрей Истомин, Василий Силин).

  «Ле́́́ший и́́́з острову» – о неряшливом, грязном человеке. Даже мать могла так «обласкать» ребёнка, который явился домой с порванными штанами или рубашкой. (Александр Уваров, Владимир Паршин).

  «Ту́́́рок – не каза́́́к!» – о человеке, вызвавшем разочарование своим поведением. Допустим, дед просит внука пойти покормить лошадь, внук отказывается (городской потому что), и тогда дед говорит: «Э-э... турок – не казак». По смыслу это означает: «я разочарован, что ты оказался турком, а не казаком». (Михаил Шанин).

  «А вот, па́́́ре, быв сде́́́лан леша́́́к-от изо всево́́́-то де́́́рева!» – ругань, когда человек совершил что-то ужасное. Или характеристика очень взбалмошного ребенка. (Сергей Казаков).

  Процесс воспитания не заканчивался во младенчестве, многие пословицы и поговорки применимы и ко вполне взрослым людям.

  «Чужа́́я избу́шка – не подру́жка» – назидание женатому мужчине, который увлекается женщинами, забывая про семью. (Валентина Шанина (Ожигина)).

  «Хлеб неуда́́́ча – не ба́́́ба неуда́́́ча» – если хлеб неудачно испечен, ничего страшного, съешь и забудешь, а вот если бабу-то возьмешь в жены неудачную, тут-то уж горя хватишь, беда одна, а не жизнь будет. (Фаина Полоскова (Горбунова)).

  В Словаре отражены и местные обычаи, стандартные ситуации общения.

  Проблема, как усадить гостя за стол.

  «В деревне была и, думаю, еще осталась следующая особенность. Отказываться от приглашения за стол! Как говориться – «до последнего». Помню, приходишь к кому-нибудь в гости, тебя приглашают за стол, а ты отказываешься, отказываешься – до последнего!». (Егор Истомин).

  «Насколько знаю, деревенский этикет предполагал троекратный отказ от приглашения – потом соглашались». (Виктор Ерёмкин).

  «В книге Романова эта ситуация весьма подробно описана. Упрашивали только почётных гостей, хозяева чуть ли не на колени становились. Если хозяева мало упрашивали, так почетные гости могли и обидеться. А другие не «выпендривались»». (Александр Шанин). 

  «У меня есть такое наблюдение, что упрашивание человека продолжалось, пока не найден был какой-то мотив, перед лицом которого человек давал согласие. Например, приходит в гости старушка – ее очень сложно усадить к столу. «Садись с нами есть». – «Нее, сами ешьте, не хочу». «Да попробуй, тут ребята с городу (чего-то там) привезли». – «От хорошо, молодцы робята, да не хочу, только дома поели». «Ну садись хоть за компанию с молодыми посиди». – «Ну давай буди посижу». Потом по ходу гостье наливался чай. Чего-то более серьезного гостья бы ни за что есть не стала, разве что попробовать :)». (Андрей Истомин).

  В Словаре есть загадки, страшилки, отговорки, приметы, бывальщины и даже одна сказка.

  «Про имена. Можно как загадку использовать: «Оля и Толя: кто мальчик, а кто девочка?». На Устье Олей называли Александра (Ольга, по-местному, – Олья). А Толя – уменьшительное от старинного имени Евстолья». (Александр Шанин).

  «Еще вспомнилось, после того, как ребенок напился молока, старшие призывали его вытереть губы смешной угрозой: «Вы́́́три молоко́́́-то на гу́́́бах, а то коро́́́вы уви́́́дят – дак забуду́́́т!» – «Почему́́́?» – «Оне́́́, как их до́́́ят, ду́́́мают, молоко́́́-то теля́́́ткам, а не робя́́́ткам!»». (Василий Силин).

  «Если плохо вытираешь пол (при мытье) – мужик (муж) пьяница будет. Поэтому старались мыть пол на три раза, а на четвёртый – насухо вытереть». (Нина Филимонова).

  «Для нашего времени это, конечно же, преувеличение. Сейчас в брак вступать не торопятся, а раньше мама мне говорила: «Если парень до 30 лет не женится, значит – никогда не женится!»». (Татьяна Баратей).

  Бывальщина. Богом данная сила.

  «Сильные люди жили и проживают теперь на Устье. В Зыкове в начале XX века на угоре жил Олёкса Пеньевской. В деревне его называли «Трошёнкова порода», отца его звали Трошей. Пора́́́то красё́́́н был человек. В деревне была игра – кидание двухпудовой гири через амбар. Олёкса запросто ее перекидывал через амбар, никто не мог с ним соревноваться.      Однажды ехал он с Ворбазы на санях зимой по лесу и вздремнул немного. Навстречу ему едет приказчик. Он и наехал на него. Тот, разозленный, заругался и потребовал съехать с дороги. Олёкса встал, подошел к лошади приказчика, выпряг ее из саней, подошел к саням, на которых сидел приказчик, и перевернул их с дороги. Сам сел в свои сани и поехал дальше.    Едет Олёкса на лошади с возом. Болотистая местность. Застрянет лошадь, копыта усежают. Он ее распряга́ет, берется за оглобли и сам вытаскивает воз на чистое место.

 Любил Олёкса ходить драться в праздники на Березник один. Подойдет к молодежи, снимает с себя рубаху и ложится на дороге и говорит: «Ну, теперь бейте!». Молодежь его напинает, наколотит. А он их подъедает: «Ну, чего, наби́лись, а теперь держи́тесь!». Встает, берёт оглоблю, и давай догонять их с оглоблей, по 18 человек гонял. А потом садится праздновать на Березнике». (Александр Пеньевской).

  Также в словаре содержатся сведения по народному лечению, местной кулинарии, но, понятно, что всего собрать не удалось – и есть задел на будущее. Мы представляем, что с появлением на свет Словаря наша работа не закончится, что это – первое издание, за которым должно последовать второе. Во-первых, словарь далеко не полный, еще столько слов, выражений и пословиц, рассказанных историй предстоит найти! Необходимо особенно воспроизвести лексику частично или полностью утраченных производственных процессов. Поэтому мы приглашаем к сотрудничеству краеведов, историков, мастеров народной культуры и всех заинтересованных лиц. Во-вторых, необходимо объединение со Словарем М.И. Романова (а, прежде всего, его издание), для того, чтобы создать общий «Устьянский Словарь».

  Поскольку наш проект интерактивный, основан на непосредственном взаимодействии с местными жителями, то мы призываем всех жителей Устьянского района (и не только) поучаствовать в общем деле. Необходима добрая критика, в виде вопросов, замечаний, дополнений, которые можно направлять в группу «Устьянский словарь» «ВКонтакте». Предвидя и возможные возражения, зная то, что у нас люди любят покритиковать, хочется сказать следующее: «Советы давать легко, но труд собирателей и издателей Словаря очень нуждается в тёплых словах одобрения и признания... А конструктивную критику, если она будет, непременно учтем к нашему же удовлетворению. Надо наше варево почерпнуть из котла, в котором оно булькает и бродит кругами вокруг да около, и разлить на пробу всей ярмарке. Тогда станет яснее, что так, что не так». (В. П. Силин). В любом случае мы надеемся, что издание позволит пополнить Словарь обогащенным смыслом. Дискуссии о словах очень сильно способствуют пониманию их, ведь обычно мы употребляем их автоматически или просто слышим, но не вслушиваемся. Дивья́́́ бы было, если бы наши местные слова, народный язык, народная культура в целом – почаще были предметом обсуждения.

Редколлегия: А.А. Истомин, В.П. Мамонов, В.П. Силин, А.В. Уваров, Н.П. Филимонова, А.Ф. Шанин.

 

6 октября 2012

Комментарии (0)